Муниципальный некоммерческий Фонд поддержки
малого предпринимательства г. Кемерово


Консалтинг Кредитование Обучение Центр инноваций социальной сферы Кемеровской области




Здравствуй, дерево! Как построить бизнес на бересте

 18.06.2018 

Береста или берёста – верхний слой березовой коры, уникальный материал, из которого веками на Руси делали посуду, обувь, лодки, ею крыли крыши и использовали для письма. Сегодня береста – побочный продукт лесозаготовки, который в лучшем случае идет на растопку. Промышленный дизайнер Марина Турлай создала из бересты и керамики рентабельный дизайнерский продукт – "Берёсту", который не только хорошо продается, но может перевернуть представление о русском сувенире как таковом.

История "Берёсты" началась три года назад, когда Марина Турлай училась в Британской высшей школе дизайна в Москве. Студентам дали задание придумать коммерчески успешный дизайнерский продукт, которому были бы не страшны кризис и санкции, не требовались импортное оборудование и материалы. Перебрав несколько вариантов, Марина остановилась на бересте: "Береста очень прочная, водоустойчивая, обладает термоизоляционными свойствами и хорошо поддается обработке – это плюс для дизайнера", – говорит она.

Новое прочтение бересты

Традиционные берестяные туеса и короба, которыми полны провинциальные сувенирные лавки, в качестве конкурентоспособного антикризисного продукта явно не подходили.

"Я поняла, что промыслу нужна интерпретация, новый взгляд, – объясняет Марина Турлай. – Потому что те изделия, которые производят сегодня, не покупают, они не подходят для наших домов – слишком самобытные, устаревшие и неинтересные, а сам материал очень интересный. Чего мы только не делали в нашем воркшопе: и прессовали, и обтягивали предметы, и обрабатывали лазером, и варили. Бересте нужна прочная основа. Так я пришла к сочетанию с керамикой и стеклом".

В итоге московский дизайнер придумала оборачивать берестяными полосками керамические кружки и посуду. Получились стильные и практичные изделия. Береста на ощупь приятная, как бы живая и при этом является прекрасным теплоизолятором – кружку с кипятком в берестяной окантовке можно сразу брать в руки. И никакого клея – бересту намертво крепят к керамической основе специальным дальневосточным замком. А еще такие кружки можно мыть в посудомоечной машине – береста совершенно не боится воды.

В поисках производства

"Наш продукт очень простой, – говорит Марина Турлай. – Он состоит, с одной стороны, из керамической чашки, а с другой – из берестяной обертки. Но наладить оба процесса было очень непросто, потому что материалы капризные – и керамика капризная, и береста капризная. В итоге это получилось".

Получилось не сразу: чтобы освоить технологию производства фаянсовой основы, Марина Турлай провела месяц на суздальской фабрике "Дымов Керамика". После чего объехала еще пять фаянсовых заводов в поиске надежных поставщиков. Почти везде сталкивалась с разрухой и устаревшим оборудованием. Сначала удавалось производить не больше 50 кружек в месяц. На мастер-классе в Государственном Дарвиновском музее Марина Турлай познакомилась с Наталией Дроновой, исполнительным директором Международного центра ответственного туризма. В итоге образовался деловой тандем.

"Мы помогли Марине наладить производство и коммерциализировать проект, – рассказывает Наталия Дронова. – Сначала нашли производство в Тамбове, где смогли изготовить за полгода полторы тысячи чашек, но не смогли продолжить из-за особенностей технологии. К нам как-то обратились из компании – известного производителя зубных паст, хотели заказать 4 тысячи фирменных кружек, но из-за отсутствия нормального производства от заказа мы были вынуждены отказаться. Чтобы выйти на окупаемость, нам нужно производить тысячу чашек в неделю".

Фаянс в отличие от фарфора – традиционное для России направление, однако, по словам Наталии Дроновой, найти производителя керамики, который своевременно и качественно выполнит заказ, – проблема. При этом сами фаянсовые заводы оторваны от потребителя. "Существуют традиционные производства, которые работают по старинке. У них, как правило, есть свои художники, но они совершенно не работают с современными дизайнерами, не изучают спрос. Производят те же вазы, что и тридцать лет назад, а насколько они будут востребованы? К тому же все они нуждаются в обновлении оборудования".

Содрать кору

Второй компонент – береста. Первоначально ее закупали случайным образом, но затем Марина Турлай и Наталия Дронова отправились в Новгородскую область – родину берестяных грамот, проехались по местным лесхозам и договорились о том, что лесорубы будут снимать для "Берёсты" кору по всем правилам – до того, как дерево срублено. Там же нашли и профессиональных берестянщиков, умеющих работать с этим капризным материалом.

Для того чтобы качество бересты было образцовым, необходимо специальное оборудование. Для того чтобы набрать необходимую для его покупки сумму, компаньоны организовали сбор средств на краудфандинговых платформах Planeta.ru и Boomstarter.ru.

Сегодня конечная сборка изделий "Берёсты" происходит в Москве, но в идеале, как считают авторы проекта, все производство должно быть сосредоточено в одном из регионов, где производится керамика или береста. Возможно, таким «якорным» регионом станет самый берестяной край России – Новгородская область.

В соавторстве с мальчиком Онфимом

В настоящий момент проект "Берёста" предлагает потребителям шесть основных коллекций. Log (бревно) – кружки и посуда, обернутые берестой без каких-либо дополнительных украшений. "Ничего лишнего. Только то, что сделала природа", – пишут авторы. Рождественская коллекция Christmas выполнена в скандинавском стиле с использованием образов оленей, а Onfim и Gramoty – это обращение к русским корням. На них воспроизводятся записи и изображения, найденные на знаменитых новгородских берестяных грамотах, в частности детские рисунки мальчика Онфима, жившего в XIII веке. Коллекция Skaz от российского иллюстратора Ирины Ши – это фантазия на тему современного лубка.

В коллекции Braille на поверхности бересты нанесены объемные надписи шрифтом Брайля для слабовидящих. Это инклюзивный проект – в производстве коллекции участвуют люди с инвалидностью по зрению. Именно эти чашки, по словам Марины Турлай, пользуются наибольшей популярностью у зарубежных покупателей. "При этом важно, что наши изделия не просто туристический сувенир, они вписаны в быт", – говорит она.



Продажи и миссия

Продукция "Берёсты" – недешевая. Себестоимость одной фаянсовой чашки  в зависимости от коллекции колеблется от 350 до 500 рублей. В этой сумме – заработные платы людей с инвалидностью, именно они занимаются теснением надписей и изображений на бересте и "одевают" корой фаянсовые заготовки. Не менее 20% от стоимости уходит в местные бюджеты, еще 20% – стоимость транспортировки. Изделия проекта сегодня можно найти в сувенирных лавках московского парка "Зарядье", Государственного исторического музея, Всероссийского музея декоративно-прикладного искусства и подмосковной Жуковке. Самый перспективный канал продаж – корпоративные заказы.

Главная социальная миссия проекта, по замыслу авторов, – создать новый, узнаваемый не только в нашей стране, но и за рубежом российский бренд, основанный на традиционных промыслах, но современный по форме и подаче.

"Нашим проектом мы хотим показать, что в России может создаваться крутой дизайн, который будет представлять страну на международном уровне и достойно конкурировать, – говорит Марина Турлай. – На выставке во Франкфурте ко мне подходили и спрашивали: "Ты из России? Да ладно! Там производят такие классные вещи? Мы думали, что Россия это только шапки-ушанки и матрешки". Наш проект – это новый взгляд на бересту, на традицию, на свое прошлое. Мы создаем новый бизнес там, где его еще не было".

"Работа с берестой и фаянсом – это рабочие места, которые совершенно точно не займут роботы, – вторит ей Наталия Дронова. – У нас уже задействовано пять мастеров-берестянщиков в Шимском районе Новгородской области. Они чуть ли не единственные в стране знают, как правильно сдирать бересту с березы. Еще немного и этот навык был бы навсегда утерян. Наш проект призван подстегнуть развитие керамического и берестяного производства в России. Еще один социальный эффект – то, что регионы узнают друг о друге. До этого у Новгородской области и Тамбовской практически не было общих проектов, а теперь они соединились в одном новом промысле".

В планах руководителей "Берёсты" – разработать и запустить производство новых вариаций, например бересты с металлом или стеклом.

"Конечно, у бересты есть свои лимиты, но я считаю, что для дизайна и для продуктов, которые могут быть из нее созданы, она имеет незаслуженно забытый потенциал, –
говорит Марина Турлай. – То же самое случилось в свое время с кожей. Когда-то это был чисто ремесленнический материал, а теперь над ее производством работают целые индустрии. Для меня береста – это прежде всего Россия. Это история про "Сделано в России", про наших дизайнеров".

Подробнее...

© Муниципальный некоммерческий Фонд поддержки малого предпринимательства г. Кемерово Поиск по сайту:
Создание, разработка, хостинг, продвижение веб сайтов в Кемерово в Новокузнецке в Санкт-Петербурге в Новосибирске в Ижевске в Прокопьевске в Ленинск-Кузнецком

Разработка сайта —
Студия Михаила Христосенко